Питомник длинношерстных такс Alvheim
Меню сайта
Категории каталога
Кинология [12]Генетика и племенное разведение [7]Рассказы [1]
Главная » Статьи » Кинология

КЛИЧКИ СОБАК. НЕБОЛЬШОЕ ИСТОРИКО- ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ. (Часть 1)
               КЛИЧКИ СОБАК.
   НЕБОЛЬШОЕ ИСТОРИКО- ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ
                           ИССЛЕДОВАНИЕ.

 

     Интереснейшая тема – клички собак. Огромнейший пласт культуры, в котором причудливым образом переплелись исторические и культурные традиции, мода, вкусы, привычки,  образование и даже общественно-политическая обстановка в стране. Многие авторы касались этой темы: кто-то беспристрастно анализировал, кто-то делился перлами из своей богатой коллекции собачьих имен, а кто-то ворчал по поводу современных нравов и вспоминал -  как замечательно все было в прежние времена. И я не смогла отказать себе в удовольствии погрузиться в этот причудливый мир человеческих фантазий и поблуждать в его лабиринтах. А начинать, пожалуй, следует издалека, еще с XIX века, именно тогда собаководство организовалось и оформилось в ту структуру, с которой мы имеем дело сегодня. До тех пор, пока нет единого стандарта; пока не ведутся племенные книги, в которых регистрируются и таким образом контролируются вязки собак; пока не проводятся выставки, где собак оценивают, поощряя заводчиков работающих в соответствии со стандартом и ставя на подобающее им место оригиналов, имеющих слишком уж своеобразный взгляд на породу, говорить о чистопородном разведении собак можно весьма и весьма условно. Формирование же и развитие традиций в именовании собак следует обязательно рассматривать в связи с отдельными породами или группами пород и потому XIX век вполне подходит как условная точка отсчета.

Наиболее многочисленная и в прежние и в нынешние времена группа собак – это обыкновенные беспородные дворовые собаки. Жизнь у этих псин тяжелая, внешность непрезентабельная, потому и клички давались под стать обладателям – простоваты, порой грубоваты, а главное, не отличавшиеся особым разнообразием. Кличка Жучка даже стала именем нарицательным:

«В салазки жучку посадив…»  А.С. Пушкин;

«Какая-нибудь лохматая жучка…лениво потягивается» Л.Н. Толстой.

Чаще всего клички давались исходя из окраса шерсти или особенностей характера собаки: Жулик, Барбос, Черноух, Рыжуха, Белка, Каштанка (наш украинский вариант - Сірко, Рябко) и, наконец, всеобъемлющее, как нельзя точнее определяющее отношение некоторых граждан к дворовым собакам – Кабыздох. Традиции в этой группе можно рассмотреть сразу за весь период, вплоть до сегодняшних дней, потому что никаких особых изменений не произошло. Хоть и добавлялись в каждом десятилетии к небольшому списку новые клички, но, не смотря на наличие Дези, Линдочек и Чарликов главный принцип остался неизменен: однообразие и отсутствие фантазии.

Вторая группа – огромные, злобные сторожевые собаки, потомки мордашей – крупных травильных собак. Держали этих псов в основном купцы и помещики для охраны территории, и для желающих поживиться чужим добром встреча с такой собакой могла оказаться последней в жизни. В кличках этих собак чувствуется явное уважение к силе и мощи животных и подчеркивается их свирепый нрав: Атаман, Султан, Разбой, Волк, Гроза, Шельма. 

Третья группа - маленькие декоративные или «дамские» собачки, которых держали в основном знатные дамы: пудели, левретки, шпицы, мопсы, болонки, тойтерьеры. Традиционные клички, представляющие собой простой набор звуков и значимые слова (предметы, понятия) у собак этой группы чаще всего подчеркивали крошечные размеры животного, его беззащитность и явно пытались вызвать умиление у окружающих: Жужу, Мими, Лулу, Мушка, Крошка, Пушок. Часто давались громкие горделивые имена, особой популярностью пользовались герои греческой и римской мифологий, модных в XIX веке, и тут уже просматривалось стремление вызвать восхищение красотой и породностью собаки: Парис, Марс, Аврора, Леда, Флора.  Также широко использовались личные иностранные имена: Джим, Том, Молли, Габби.

Четвертая группа – крупные собаки, по сути своей охранные и сторожевые, но содержащиеся в аристократических домах скорее как декоративные, просто для красоты: доги и бульдоги. Клички этим собакам давались по таким же правилам, как и «мелочи» за исключением того, что вместо сентиментальных ноток использовались пафос и величие: Цезарь, Варвар, а к списку мифологических героев прибавились не менее величественные: Геракл, Ахилл, Вулкан, Гея, Гера.

Пятая группа - наиболее любимые и ценимые знатью охотничьи собаки. Как писал Л.П. Сабанеев: «Каждый состоятельный помещик вменял себе в нравственную обязанность держать борзых и гончих, иногда в значительном количестве – сотнями». Традиции именования борзых и гончих уходят в глубокую древность, и в XIX веке происходило лишь развитие и закрепление исторических обычаев. Клички принято было давать в национальном стиле. У борзых имена отражали красоту этих собак, быстроту бега, злобу к зверю: Крылат, Любезный, Злорад, Лебедь, Сударик, Голубка, Удача, Язва. Еще одна очень интересная и необычная традиция появилась в этих породах – использовать в качестве имен глаголы в повелительном наклонении: Терзай, Пылай, Догоняй. Собакам гончих пород в основном давались «музыкальные» клички: Разгром, Набат, Скандал, Звон, Сорока, Канарейка, Тревога, Лютня. Русские охотники ценили голоса гончих даже больше, чем французские парфосные охотники и обращали внимание не только на звучность, но и требовали разнообразия в тоне и тембре – т.е. сложного голоса. Свора подбиралась в первую очередь по голосам, и только во вторую очередь учитывались гонные качества. Дряхлые старики продолжали ездить на охоту с единственною целью – послушать гон стаи.

Намного меньшей популярностью пользовались норные собаки: таксы и английские терьеры, которых держали немногочисленные любители. Так как породы это иностранные, а по характеру своему – большие собаки в компактной упаковке, то и клички им давались по правилам и 3-ей, и 4-ой, групп, но с некоторым уклоном в иностранщину и с намеком на охотничье предназначение: Пиф, Ракер, Вальдман, Норка, Таки, Пуля. 

Очень популярны были в России легавые, особенно во второй половине XIX века, когда происходит постепенное сокращение псовых охотников, и молодое поколение дворян по необходимости должно было променять свору на ружье. К концу столетия легавые догоняют по популярности борзых и гончих. Клички даются в традициях созвучных традициям у норных собак: Спорт, Стоп, Том, Тюк-Ток, Кора, Шпилька, Бьюти, Долли.  Приблизительно в это же время в Европе, и особенно в Англии и Франции, возникает мода давать легавым имена с приставками в виде аристократических титулов: Сэр Алистер Коннингтон, Лорд Эпсом, Ройял  Ден, Коунтес Прим, Принцесс Ирен. А также приставки указывающие местность или город, откуда родом собака:  Низо оф Страсбург, Дюк оф Девоншир, Сквайр оф Уптон.

 Возможно, со временем подобные традиции появились бы и в Российской Империи, если бы не известные события в начале ХХ века.

«Ненависть простолюдина к привилегированному дворянству, злоупотреблявшему своим исключительным правом охоты и собственности на дичь, которая безнаказанно кормилась на крестьянских полях, была перенесена и на охотничьих собак. Большая часть гончих, а борзые поголовно были истреблены».

Написано это было Сабанеевым  еще за два десятилетия до 1917 года и совсем о другой революции – французской. Лишний раз убеждаешься, что в истории все повторяется. У нас, кроме того, пострадали и все остальные породистые собаки. Правда, через несколько лет новые власти опомнились, ведь служебные собаки нужны были и в армии, и в правоохранительных органах, да и к охоте многие новые баре оказались неравнодушны. Так что служебные и охотничьи (естественно, за исключением аристократки-борзой) были реабилитированы. Что до декоративных пород, то отношение к ним было как к бесполезным нахлебникам и содержание таких собак не поощрялось, хотя и не запрещалось. «Декорацию» держали в основном богема и профессура.  Новые времена не создали новых филологических традиций в собаководстве, а, скорее, произошел откат от дворянских изысков к «дворянским» в кавычках, т.е. дворняжным. И хотя, со временем, происходили некоторые подвижки, особенно в послевоенное время, но все равно можно сказать, что почти на полвека  устанавливается эпоха уныния и единообразия. Бесконечно повторяемые: Дики, Джеки, Мухтары, Полканы, Пальмы, Лады. Оно и понятно, избыток фантазии мог в разные времена стоить обвинений в связях с белой эмиграцией, преклонении перед западом, космополитизме и слишком дорого обошелся бы любителю оригинальничать. Попал мне как-то в руки каталог Харьковской областной выставки 1965-го года, очень интересно было узнать, что самыми популярными декоративными породами  в то время были аффен-пинчеры, шпицы, мальтийские болонки и ши-тцу, но вот имена… на каждой странице, в каждой породе одно и то же. И хотя до сих пор есть ностальгирующие по той простоте, следует заметить, что простота эта кажущаяся. Хоть язык ломать не приходилось, но зато ориентироваться в породе было намного сложнее. Попробуй, догадайся – о каком, к примеру, Дике идет речь. То ли о прославленном красавце чемпионе, то ли о великолепном рабочем псе, то ли о молодом неперспективном оболтусе. Охотникам немного помогала, позаимствованная в том же XIX веке, традиция – прибавлять к кличке собаки фамилию ее владельца: Джек Коломонкина, Варька Николаева.

Лично мне этот период с филологической точки зрения совершенно не интересен и я с удовольствием перейду к следующему периоду,  ознаменовавшему ломку старых традиций и создание новых.

В 70-х годах минувшего века космополитизм и пр. перестают быть уголовно наказуемыми, хотя пока еще и осуждаются общественностью, но это только подзадоривает желающих бросить вызов этому скучному серому обществу. Плюс к этому – именно в 70-е начинается целенаправленный импорт собак из ведущих зарубежных питомников. Раньше это было достаточно редкое событие, в основном собак приобретали военнослужащие по случаю, либо без документов, либо у малоизвестных даже у себя на родине заводчиков, ориентируясь, прежде всего на невысокую цену.

Иностранные родословные производили сильнейшее впечатление на наших заорганизованных собаководов. Эти длинные клички с приставками von, vom, of, della, de, переводящиеся как «из», но одновременно указывающие и на дворянское происхождение, звучали как чарующая музыка. Первые робкие попытки использовать сложные клички были уже в 70-х, а в 80-х это входит в моду. Самые распространенные варианты – сочетание нескольких личных иностранных имен: Кристофер-Ленард-Жером, Сьюзен-Эрика-Каролина; сочетание понятийных кличек (как русских, так и иностранных) с именами: Граф Родерик, Блэк Джек, Перро Зверобой, Крошка Келли, Лапочка Джейн, Литтл Рафаэлла.

Тогда же рождается и несколько странная традиция совмещать в одном имени совершенно не сочетающиеся слова и понятия, отчего окружающим остается только гадать: какая тут может быть связь? Тут я воспользуюсь известным литературным приемом и предупрежу, что здесь и далее, все клички собак, которые автор приводит в качестве неудачных, нелепых, безграмотных являются вымышленными. Любые совпадения с кличками реально существующих собак случайны, и претензии автором приниматься не будут. Например: Виконт Аттила, Викинг Алтай, Цербер Адмирал Нельсон. Ну не был вождь гуннов (кстати, именно так правильно пишется его имя, а не с удвоенным «л») виконтом, да и сам титул этот появился во Франкском государстве Каролингов лишь 300 лет спустя после нашествия варваров. Викингов хоть и носило по всему свету, даже в Америке они побывали лет на тысячу раньше Колумба, но вот на Алтае их точно не было, и быть не могло по причине удаленности этой горной системы от каких-либо морей, а путешествовать по суше у скандинавов считалось дурным тоном. Последняя кличка, как говорится, без комментариев.

 Еще одна, совсем уж скверная привычка, к счастью не ставшая традицией – заимствовать из родословной своей или чужой собаки приставки чужих питомников. Случай по нынешним временам как минимум неэтичный, а по большому счету - повод для судебного разбирательства. Представьте, что в каком-нибудь городе Голопупьевске, местный Мичурин станет продавать полукровок с приставкой вашего питомника. Но, конечно, тут не было со стороны заводчиков никакого злого умысла и желания примазаться к чужой славе – просто не знали. Но со временем разобрались, научились и после вступления в FCI стали регистрировать собственные питомники и заводские приставки. Таким образом, приобщившись к общемировым традициям, мы и пришли к современному, очень неоднозначному, сложному, но при этом необыкновенно интересному, периоду.
 
См.продолжение
Категория: Кинология | Добавил: alvheim (15.10.2007)
Просмотров: 11814

Поиск
Друзья сайта

Copyright MyCorp © 2018
Сделать бесплатный сайт с uCoz